Главная » Статьи » Разное

Тактика люфтваффе

Тактика люфтваффе



К началу Великой Отечественной войны тактика применения люфтваффе была опробована в Испании и отшлифована в течение двух лет войны в Европе. Большим преимуществом люфтваффе по сравнению с советскими ВВС была тактическая единица истребителей - пара, официальный переход к которой у нас произошел лишь в конце 1942 году. Преимущества «пары» перед «тройкой» проявились еще во время гражданской войны в Испании, причем инициатива исходила от Люфтваффе. Проходили дискуссии на эту тему и в Советском Союзе, но ортодоксальное мышление руководства ВВС не позволило внедрить новую тактику. Правда, с начала Великой Отечественной полет парам и применялся, но это скорее связано с нехваткой техники и летного состава, поскольку в уставе это не было закреплено.
Опыт же Второй мировой войны предъявил ряд новых требований к строям и боевым порядкам истребительной авиации, связанным с необходимостью повышения маневренности, обеспечения своевременной
контратаки на случай внезапного нападения противника. В итоге пришлось отказаться от строя «клин» И перейти к строю «фронт» на разомкнутых интервалах.
 Недостаточная маневренность строя «клин» объяснялась тем, что группа самолетов, идущих в одном строю, могла производить развороты только «захождением плечом». Этот разворот не мог быть осуществлен быстро, ибо он труден в выполнении как для ведущего, который должен рассчитывать радиус разворота, учитывая скорость и количество самолетов, так и ведомых, из коих внешний, как правило, отрывался от строя и нередко становился жертвой подкараулившего противника.

истребитель и16 в полетеИстребитель И-16 в полете


Внутренний же самолет вследствие трудности выполнения виража малого радиуса на минимальной скорости
часто срывался с него и, теряя скорость и высоту, оказывался вне строя.
Вдобавок большие интервалы, необходимые для обзора задней полусферы, усложняли маневрирование
строя «клин». Большим недостатком этого строя являлось невыгодное положение командира группы, поскольку он в первую очередь подвергался атакам противника. К тому же было затруднено наблюдение за
действиями и положением ведомых. Строй «фронт», лишенный этих недостатков, значительно повысил боеспособность истребительной авиации. Опыт войны показал, что в этом случае существенно возросла и эффективность звена из четырех самолетов. При этом рекомендовалось избегать применения
в строю более четырех машин, поскольку снижалась маневренность группы. При вылете нескольких звеньев на одно и то же задание следовало при менять боевые порядки в строю
фронта, эшелонируя их по высоте, дистанции и интервалам. Но к этому мы официально пришли лишь в конце
1942 года, и, как это ни печально, немцы оказались умнее наших высокопоставленных начальников. В первые дни войны главными задачами люфтваффе были достижение господства в воздухе путем уничтожения авиатехники на земле и поддержка наземных войск, быстрое продвижение которых вынуждало бросать авиационную технику на аэродромах даже в исправном состоянии из-за отсутствия горюче-смазочных материалов и неумения ее эксплуатировать.
Незадолго до Великой Отечественной в нашей стране был создан самолет-штурмовик Ил-2, предназначенный
для ударов ПО противнику в районе переднего края и ближайшем тылу. У немцев эти задачи решали пикировщики Ju-87, но тактические приемы были различны. Если летчики Ил-2 действовали преимущественно
по площадям и отдельным целям типа железнодорожных эшелонов с пологого пикирования (поскольку запас прочности планера соответствовал бомбардировщику), то экипажи Ju-87 поражали точечные
цели с отвесного пикирования, и эта тактика у них была хорошо отработана.
С легкой руки зарубежных историков получила хождение среди наших «писателей» версия о внезапном бомбовом ударе по советским аэродромам около 30 специально подготовленных экипажей люфтваффе.
Это легенда. Основные же удары по аэродромам наносили экипажи пикирующих бомбардировщиков
Ju-87 и Ju-88. Применялись для этой цели Do-215 и Не-111. Встречаются даже упоминания об использовании трофейных польских машин. Так, экипажи эскадры KG51 (V авиакорпус 4-го воздушного флота), летавшие на Ju-88, первоначальный удар нанесли по аэродромам Стрый, Бушов-2, Теребовля, Бучач, Ходоров и Лисичаны, уничтожив, как писали немцы, около ста самолетов. В тот же день экипажи KG51 совершили около 80 самолето-вылетов, и из 91 самолета (на один самолето-вылет приходилось 1,1 уничтоженных самолетов) потеряли 15, а к 30 июня в KG51 осталась лишь треть штатной численности Ju-88.

Потери нашей авиации были действительно велики, но опыт Второй мировой и предшествующих ей войн показывает, что бомбовые удары по аэродромам (за редким исключением) не окупали затрат сил на них. В данном случае от ударов немецкой авиации был огромный психологический эффект, вынудивший срочно выводить войска из при граничных районов и бросать технику, порой не только требовавшую небольшого ремонта, но и исправную. Вдобавок отсутствие взаимодействия с наземными войсками не позволило грамотно
использовать части, сохранившие боеспособность, особенно в Западном Особом военном округе.
Так начиналась война. 

FW-190a9 в наше время

Сваленные в кучу «ишаки» И «чайки» так и не смогли оказать сопротивление агрессору.
Но основными объектами бомбардировочной авиации люфтваффе все же были наземные войска.
Истинные же потери авиации в первые дни войны до сих пор определить не удалось. Один лишь пример. 12 мая 1942 года приказом Наркомата обороны от 5 мая на базе ВВС Брянского фронта второго формирования была образована 2-я Воздушная Армия (ВА).
В ее состав вошли 205-я, 206-я и 207-я иад, 208-я ночная бад, 223-я ббад, 225-я, 226-я и 227-я шад, а также два отдельных авиаполка. В июле того же года был подготовлен Цифровой материал по годовому отчету 2-й ВА (с 22 июня 1941-го по 1 июля 1942 года). Откуда следует, что в начале войны (в июне) в полках (в каких именно не уточняется), впоследствии вошедших в состав армии, числилосьчетыре МиГ-3, 36 И-153, 51 Пе-2 и 20 Су-2. В том же месяце были потеряны три МиГ-3, 22 И-153, 40 Пе-2 и один Су-2. В общей сложности 59,5% самолетов, в среднем шесть-семь машин в день.
Правда, в сопроводительном письме к этому документу оговаривалось, что «материал далеко не отражает
итогов работы, проделанной частями 2-й Воздушной Армии за первый год войны, но другими данными штаб армии не располагает» (ЦАМО, ф. 2ВА, оп. 4196, д.2)
Тактика бомбардировочной авиации противника заключалась, прежде всего, в нанесении молниеносных ударов с последующим уходом на свою территорию.
Причем это было зафиксировано не только в районе приграничных аэродромов, но и тыловых. В частности, в первые же дни войны аэродромы Борисполь и Гоголев в пригороде Киева, где базировались самолеты 14-го тбап, были обнаружены авиацией противника и 25 июня подверглись бомбардировке. Над аэродромом Гоголев
примерно в 8 часов на высоте 1500 метров курсом на север прошли пять Ju-88, развернулись и, приняв боевой
порядок, с пикирования до высоты 200-300 метров произвели бомбометание и обстрел. Затем сделали
еще один заход. Аэродром был прикрыт только зенитными пулеметами, которые с большим опозданием начали
стрельбу.
На аэродроме размерами 1200х1000 метров в тот день находилось до 30 ТБ-3, и, несмотря на слабое противодействие с земли, эффект от бомбометания был незначительныЙ. Пять Ju-88 сбросили 36 бомб калибра от 36 до 250 кг и только прямым попаданием зажгли один ТБ-3 и два бомбардировщика получили легкие повреждения. Да ведь огромный ТБ-3 не поддавался маскировке!
В тот же день аэродром Борисполь подвергся троекратному нападению. В 7 часов 30 минут одним Ju-88,
спустя полчаса и в 8 часов 12 минут - по одиннадцать Ju-88. В итоге 23 бомбардировщика сбросили 117 бомб различного калибра, а уничтожили лишь два самолета и несколько складов. Из сказанного напрашивается вывод,
что немцы бомбили очень плохо, «воровски крадучись, они трусили за свои шкуры и поспешно без прицеливания сбрасывали бомбы».
В кратком обзоре боевых действий 14-го тбап, отмечалось, в частности:
«Характерно еще отметить то, что Борисполь и Гоголев находятся вблизи Киева и всегда являются запасными целями. Сильные средства ПВО Киева не позволяли немцам подойти к мостам через Днепр, куда с
особым упорством самолеты противника стремились, и они вынуждены были заходить на запасные цели и сбросить бомбы, отсюда аэродромы подвергались частым налетам, но результаты были мало эффективны».
(ЦАМО, 11 ГВ. бап дА, оп. 219086, д. 1)
Доминирующим моментом, достигавшим успеха в бою у немецких истребителей за второй год Отечественной войны (22 июня 1942 года - 22 июня 24 1943 года) по-прежнему была внезапность в сочетании с маневром и огнем. Для этого противник широко использовал естественные условия: погоду, солнце,
превышение над нашими самолетами. В своем большинстве немецкие истребители стремились атаковать цель с наименее защищенных сторон. При невыгодных положениях иногда атаковали и со сторон, прикрытых огнем пулеметов и пушек. С самолетами, уступавшими в летно-тактических характеристиках, вступали в бой в равном или большем количестве, а с истребителями Як-1, Як-7Б, Ла-5 - в большинстве случаев только при
благоприятных условиях. Это дает основание полагать, что летчики в достаточной степени изучали наши самолеты. Основным боевым порядком истребителей противника была группа от двух до шести самолетов попарно.
Вне зависимости от важности объекта таких групп могло быть от одной до четырех-пяти. Длительного боя противник старался избегать, как правило, бой был быстротечным. Длительный бой противник применял,
когда требовалось сковать наши истребители, чтобы выиграть время и дать возможность своим бомбардировщикам решить поставленную им задачу.
Зная возможности наших самолетов на вертикалях, из невыгодного положения, как правило, уходили резким пикированием вниз и в исключительных случаях вверх. Атаку производил ведущий, а ведомый его только
прикрывал с хвоста. Огонь по воздушным целям в большинстве случаев велся только прицельный, наверняка и короткими очередями с малых дистанций. Как правило, при потере одного из самолетов пары второй
покидал поле боя, уходя на свою территорию. При массовых налетах на наши коммуникации противник высылал
вперед на 8-1 О км заградительные группы из истребителей с задачей обеспечить беспрепятственное
действие своим бомбардировщикам.
Для противодействия нашей авиации на главных направлениях противник создавал незначительный воздушный заслон из истребителей, рассредоточив его по высоте. Кроме этого, противник в зависимости от характера действий и назначения наших самолетов при менял разную тактику. Так, при борьбе со штурмовиками истребители противника стремились их атаковать сзади сверху или строго в хвост, а также - сзади снизу. При наличии прикрытия противник атаковал наши штурмовики сзади снизу с бреющего полета. Для того, чтобы обеспечить скрытность, в отдельных случаях даже не трогали наших «зазевавшихся" истребителей.

бомбадировщики пе-2Эскадрилья советских пикирующих бомбардировщиков Пе-2 бомбит цели на Карельском перешейке


При борьбе с бомбардировщиками истребители противника атаковали их сзади сверху или сзади снизу,
в зависимости от прикрытия истребителями и боевого порядка бомбардировщиков. При компактных строях
наших бомбардировщиков или штурмовиков противник проявлял малую активность, а если нес от наших истребителей потери, хотя и небольшие, оставлял поле боя и уходил.
В связи с тем, что объектовая ПВО в нашем тылу значительно усилилась и точность стрельбы зенитной артиллерии возросла, высоты боев с противником достигли 4000-5000 метров. На этих высотах максимальные скорости отечественных истребителей и Bf-109F были близки, но скороподъемность у немца была выше, что вкупе с высокой квалификацией пилота и определяло его превосходство. Здесь следует учесть еще одно
важное обстоятельство. При полетах на высотах более 4000 метров, чтобы не снижалась работоспособность
пилота, желательно кислородное оборудование. Но из-за отсутствия кислородных станций на большинстве,  Штурмовик FW-190F-8 выруливает на исполнительный старт особенно на полевых, аэродромов, это оборудование
на советских истребителях было пустым грузом . Навязывать противнику бои на вертикалях или уходить от него с набором высоты наши летчики в 1942 году не могли, и единственным тактическим приемом оставались виражи. Заимствовать же тактику противника, эшелонируя истребители по высоте, не спешили, и этот прием внедряли в практику лишь наиболее активные командиры.
Наращивание сил в воздушном бою противник производил, вызывая по радио помощь, а покидать поле
боя для вызова подкрепления им запрещалось . Радио, как основному виду управления боем, в люфтваффе придавалось огромное значение. Управление группой, перенацеливание, сообщение обстановки и другие данные передавались по радио, что делало авиацию противника достаточно гибкой и поднимало ее эффективность.



Во время войны имелись случаи использования истребителей FW-190 и В1-109 для бомбометания по отдельным нашим объектам. Неоднократно истребители противника наносили бомбовые удары по Ленинграду с высот 7000-8000 метров бомбами калибра от 50 до 250 кг с последующим уходом со снижением на свою территорию. Известен также случай бомбометания с шести FW-190 аэродрома Углово с высоты 3800-4000 метров 250-кг бомбами.
Постоянной тактикой истребителей противника, как и прежде, было выявление слабых мест в осмотрительности наших летчиков, неорганизованного боевого порядка и уничтожения, в первую очередь, оторвавшихся от группы одиночных самолетов. 

тактика люфтваффе в великой отечественное войнеКрасноармейцы рядом со сбитым немецким пикирующим бомбардировщиком Ю-87D (Ju-87D), район Курска


К осени 1941 года, когда стало ясно, что «блицкриг» провалился, немецкое командование перегруппировало части люфтваффе. В частности, из 2-го воздушного флота исключили 2-й и 8-й авиакорпуса. Место 2-го авиакорпуса, переброшенного с Восточного фронта на Средиземноморье, занял 10-й авиакорпус, ранее действовавший
самостоятельно. 8-й авиакорпус отправили на помощь войскам, наступавшим на Ленинград, и после провала планов по взятию города подчинили верховному командованию Вермахта. Следует отметить, что 8-й корпус был на особом счету у немецкого командования и во главе его стоял Рихтгофен. Поэтому эскадры этого соединения были укомплектованы отборным, имевшим боевой опыт летным составом, а численность его авиапарка всегда была близка к штатной.
Весной 1942 года 8-й корпус был переброшен в Крым для поддержки войск, сначала наступавших на Керченском полуострове, а затем действовавших против Севастополя. По окончании боев за «город русских моряков» весной того же года корпус перебросили под Харьков для поддержки начавшегося наступления немцев.
Позднее летчики соединения поддерживали 6-ю армию Паулюса, наступавшую на Сталинград.
К началу 1943 года 8-й корпус снова оказался в Крыму и перешел в подчинение 4-го воздушного флота.
Одновременно 5-й корпус вышел из состава 4-го воздушного флота и был подчинен группе, действовавшей
на Центральном направлении. Весной 1943 года на основе этого корпуса был создан 6-й воздушный флот. Летом 1942 года немцы предприняли наступление на Сталин град, создав значительное превосходство
в живой силе и вооружении. Так, по данным авиаразведки, в сентябре 1942 года против Сталинградского и Юго-Восточного фронтов действовало не менее 350 бомбардировщиков, 250 истребителей и до 100 самолетов-разведчиков и корректировщиков. Тогда мы смогли противопоставить им лишь 235 боевых машин, включая 22 истребителя. Это и способствовало сохранению тактики авиации люфтваффе, господствовавшей в воздухе и применявшейся в 1941 году. Тогда немецкие пилоты позволяли гоняться не только за отдельными транспортными средствами, но даже за одиночными бойцами, оказавшимися на открытой местности.

тактика люфтваффе


Из-за недостатка истребителей нам часто приходилось отменять вылеты штурмовиков (одноместных Ил-2) и всю истребительную авиацию перенацеливать на борьбу с немецкими бомбардировщиками. Причем под Сталинградом, несмотря на нехватку радиостанций, началось массовое применение радионаведения советских истребителей на самолеты противника. Это значительно повысило эффективность истребительной авиации, а к началу операции по окружению 6-й армии Паулюса удалось достичь если не господства, то паритета в воздухе.
8 ноября в районе Великих Лук был сбит самолет лейтенанта Франца Жиренбурга. Показания пленного пилота были разосланы в строевые части и запасные полки наших ВВС, в том числе и в 6-ю запасную авиа-бригаду. При обсуждении показаний Жиренбурга с летным составом бригады были сделаны выводы:
«1. Отмечается преимущественная высота действия немецких истребителей 1500-3000 метров.
2. Совет немецкого летчика для самолета Пе-2 уходить вниз нецелесообразен, так как, имея высотный мотор, Пе-2 теряет в скорости.
3. Нападение на Ил-2 производится чаще сверху, а не снизу, как утверждает пленный. Первое время перебивали хвосты (в связи с эвакуацией промышленности на восток и острой нехваткой алюминиевых сплавов в
1942 году хвостовые части штурмовиков изготавливали из дерева. - ПРИМ. авт.), за последнее время ведут стрельбу термитными снарядами, быстро зажигающими самолет, особенно при попадании в бензобаки.
4. Немецкие истребители не бросаются на любой наш самолет, как только увидят, обычно они вступают в бой только при выгодных для себя условиях.
5. Уход вверх на Як-1 может быть опасен потерей скорости. Допустимо в целях завоевания высоты разбиться на две группы, идущих одна над другой на разных высотах. Высоту набирать до начала боя (Як-1 уступал в скороподъемности Bf-109F почти на минуту.).
6. При необходимости шире использовать в целях маскировки солнце, облачность и высоту, стремясь подойти к противнику незамеченным.
7. При сопровождении Ил-2 и Пе-2 требуется истребителям держаться ближе, ни в коем случае не отрываться.
8. Штурмовикам и бомбардировщикам воздушный бой вести в плотных сомкнутых строях, случаи размыкания их в бою наблюдались, что приводило к потерям.
9. Нельзя ограничивать действия своих истребителей определенной данным приказом высотой, определив эту высоту, противник забирается выше и имеет успех, применив маскировку.
10. Резкий маневр группы в бою раскалывает ее, и оторвавшиеся самолеты сбиваются.
11. Не следует из боя уходить на предельных скоростях. Пример: группа Пе-2, сопровождаемая И-16, пытаясь
уйти от противника, оторвалась от И-16, противник занял положение между Пе-2и И-16, легко догнал Пе-2 и сбил несколько самолетов. Кроме того, большие скорости затрудняют маневр. Будучи подбит, стремясь на свою территорию, применять большие скорости необходимо.
12. Немецкие истребители не идут на лобовую атаку и не вступают немедленно в бой, если видят, что они обнаружены и нет преобладающего превосходства.
13. Выходить из атаки нужно под самолет противника в сторону мертвых конусов.
14. Летчику-истребителю не следует увлекаться целью настолько, что забывать об осмотрительности, а иногда и о защите товарища.
15. Перечисленные немецким летчиком недостатки и ошибки советских летчиков в большинстве своем подтверждаются, а именно:
а) Слабая осмотрительность, особенно в задней полусфере и при возвращении на свой аэродром после
выполнения задания.
б) Незнание тактики противника прибывающим на фронт молодым летным составом.
в) Слабое знание летно-тактических данных самолетов противника и даже своих.
г) Огонь открывается с большой дистанции и длинными очередями.
д) Допускается большое удаление истребителей от сопровождаемых ими бомбардировщиков.
е) Мало применяется маскировка для достижения внезапности.


ил-2 атакует немецкий аэродромИл-2 атакует немецкий аэродром транспортной авиации

В выводах пленного летчика новых неизвестных для нашего летного состава приемов воздушного боя нет.
Если количество сбитых данным летчиком советских самолетов близко к истине, то это могло быть только в первый период войны и, главным образом, за счет устаревших конструкций (СБ, Р-5, У-2).
В январе 1943 года сначала в 15-й ВА, а затем в 1-й ВА произошли два из ряда вон выходящих случая. В 15-й ВА не вернулась с боевого задания группа из восьми Пе-2, а в 1-й ВА 14 пикирующих бомбардировщиков.
Складывается впечатление, что это был не 1943-й, а 1941 год. Потеря всех бомбардировщиков тогда объяснялась не только отсутствием истребительного прикрытия, но и необученностью летного состава вести активную оборону группой с истребителями противника. Немцы же преподнесли это как превосходство
их оружия и духа. В том году авиация противника действовала преимущественно
днем, а с начала 1944-го, понеся большие потери, прикрывая отход своих войск, почти половину боевой работы перенесла на темное время суток.
Так, из 3449 самолето-вылетов противника, зафиксированных в начале 1944 года, 1415 (41%) было произведено
ночью.
В I квартале 1944 года в связи с успешным наступлением Красной Армии интенсивность и характер боевой деятельности немецкой авиации значительно изменились по сравнению с аналогичным периодом 1943 года. Противник, стремясь задержать продвижение наших войск и сохранить свою армию от быстрого разгрома, вынужден был основные усилия авиации сосредотачивать на поле боя. Деятельность авиации носила
больше оборонительный, чем наступательный характер, поскольку в основном решались задачи разведки и
нанесения ударов по нашим коммуникациям, железнодорожным узлам, переправам и мостам с целью срыва подвоза резервов и нормального питания бойцов.
На заключительном этапе войны, в частности, с 1 по 13 апреля 1945 года в зоне боевых действий 27З-й истребительной авиационной Гомельской ордена Суворова дивизии (иагосд) истребительного авиационного Барановичского ордена Суворова корпуса «деятельность
авиации противника выражалась в нанесении бомбардировочных ударов по наземным войскам и
переправам, в прикрытии своих войск и объектов и в ведении воздушной разведки».
Бомбометание по войскам и переправам осуществлялось истребителями FW-190, от 10-12 до 40 машин
и Ju-88 в группе 25 самолетов по районам: Геритц, Пензин, Горгаст, Геншмар, Китц, Машнов и Лебус. Также отмечалось применение самолетов-снарядов.
Прикрытие своих войск и объектов производилось самолетами FW-190 и Bf-109 в группах по восемь-десять самолетов на Берлинском направлении.
Воздушная разведка противником велась до меридиана Кутно и линии боевого соприкосновения самолетами
FW-190 днем и одиночными Ju-88 на больших высотах как днем, так и ночью.
Активность противодействия истребителей противника была незначительная. В большинстве своем истребительная
авиация противника в бои с нашими истребителями не вступала и лишь противодействовала штурмовикам и разведчикам. За этот период 27З-я иад произвела 65 воздушных боев, сбив 1 3 самолетов противника.
Общее количество самолето-пролетов за отмеченный период составило 2090 (180-190 в день).

ю87 на восточном фронте

Немецкие пикирующие бомбардировщики Юнкерс Ю-87D (Ju-87D) летят в сопровождении истребителей Мессершмитт Bf.109. Восточный фронт.

В течение Второй мировой тактика люфтваффе практически не изменилась, совершенствовались лишь
некоторые приемы, направленные на достижение внезапности удара. Определенное влияние на действия
бомбардировочной авиации оказало появление управляемого оружия, заложившее основы ракетоносной авиации.
Так, с 1 по 13 апреля 1945 года немцы шесть раз применяли самолеты-снаряды (видимо, Hs-293) для
разрушения переправ. 17 апреля, помимо бомбовых ударов по нашим войскам, в том числе и по танковым колоннам, самолеты люфтваффе выпустили шесть самолетов- снарядов и применили один «Мистель», представлявший собой жесткую связку пилотируемого истребителя 8f-109 и беспилотного, начиненного взрывчатым веществом Ju-88. Удары самолетами-снарядами наносились в вечерних сумерках, когда в воздухе отсутствовали наши истребители. Но и эта тактика в совокупности с применением оружия возмездия не дала желаемых результатов.

Категория: Разное | Добавил: defaultNick (21.02.2014)
Просмотров: 2418 | Теги: ввс третьего рейха, тактика авиации, Luftwaffe, тактика люфтваффе | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]